Програмные Продукты
Учителям и Родителям
Конкурсы
Обратная Связь


Кто виноват, что сироты становятся токсикоманами?

загрузка...

Неделю назад « Губернiя Daily» опубликовала материал, посвященный проблеме токсикомании в петрозаводском детском доме №4. Многие воспитанники не стесняются «ловить кайф» чуть ли не на глазах у воспитателей. Они давно никого не боятся. Наоборот, их боятся: сотрудницы детского дома порой не решаются пакет с клеем отобрать – кто знает, как отреагирует подросток в состоянии токсического опьянения.Власти давно в курсе происходящего, но конкретных мер не заметно. Говорят, во многих других детских домах Карелии тоже процветает токсикомания, но директора по разным причинам замалчивают проблему. Так ли это?

Токсикоманами становятся от безделья?

Статья вызвала бурный отклик среди читателей. Складывается впечатление, что о проблеме токсикомании в наших детских домах знали очень многие, но раньше об этом почему-то не было принято говорить вслух. То, что все написанное в материале – правда, подтвердили и бывшие, и нынешние воспитанники не только детского дома №4, но и других детских домов города. По понятным причинам своих имен ребята называть не стали. Но как обстоят дела, рассказали:

— Началось все в двухтысячных годах. Клей нюхали даже в относительно благополучном детдоме №1 семейного типа, который сейчас расформирован. А в четвертый детдом попадают, в основном, уже взрослые подростки со своими привычками, поэтому и токсикоманов там больше. Токсикомания – это стадная привычка, поэтому поодиночке такие подростки редко ходят, им всегда нужна компания. А от остальных они держатся особняком.

Как признаются ребятам, которым сейчас приходится жить с токсикоманами, от них они стараются держаться подальше. Но все равно в подобном соседстве мало приятного – предсказать поведение неадекватного «надышанного» подростка сложно. Он вполне может начать вести себя агрессивно.

Почему все это происходит? Те, кто баловался клеем, объяснили «Карельской Губернiи»: им просто нечего было делать. Ну не все же время телевизор смотреть! А других развлечений и дел детдом взрослым парням предложить не может. Вот они и занимают себя сами.

Любопытно, что бывшие воспитанники детдомов уверяют: токсикомания связана с переходным возрастом, и годам к восемнадцати обычно проходит. По крайней мере, примеры есть. Бывшие токсикоманы начали новую взрослую жизнь и забыли о своем прежнем «хобби» – сейчас у них есть другие интересы. Однако в детдоме №4 ситуация вряд ли будет развиваться по благоприятному сценарию. Слишком уж далеко там все зашло. Одному из токсикоманов там уже поставлен диагноз «умственная отсталость», у других задержка в развитии.

Давай, попробуй

— О том, что проблема с токсикоманией в детских домах существует, мы знали уже давно, — говорит президента благотворительного фонда «Материнское сердце» Владислава Соколова, — И решать ее нужно как можно скорее. Мы консультировались со специалистами, многие из них говорят, что токсикомания бесследно не проходит. Эта зависимость перерастает во что-то более серьезное – в алкоголизм, к примеру. Или токсикоманы переходят на тяжелые наркотики. Поэтому с этой привычкой обязательно нужно бороться. К сожалению, одним только силами волонтеров тут не справиться. Разве что к каждому ребенку куратора приставить, который будет следить. Но кто согласится этим заниматься?

Влада объясняет: в четвертом детском доме токсикоманы не идут на контакт с волонтерами, хотя их всячески стараются привлечь к тем мероприятиям, которые устраивает фонд. Но максимум, чего удается добиться – ребята заходят попить чаю и покушать вместе с остальными. А потом убегают по своим «делам». Видимо, дело не только в том, что нечем заняться. Просто зависимость уже сильнее любых других увлечений.

Волонтеры считают, что токсикоманов нужно обязательно отгораживать от здоровых детей, помещать в специализированные закрытые учреждения. Потому что такие подростки не просто мешают остальным ребятам, но и постоянно пытаются «подбить» их на то, чтобы тоже нюхать клей. Волонтеры «Материнского сердца» не раз становились свидетелями того, как токсикоманы уговаривали других воспитанников детдома, мол, пойдем, попробуем, ничего страшного не случится. Хорошо, что ребята отказываются. Но где гарантия, что в один прекрасный момент кто-то из них не согласится?

Да и детский дом открытого типа просто таки располагает к пагубным привычкам: захотел – ушел, захотел – пришел. Многие детдомовцы даже не знают, как зовут их воспитателей. А те, в свою очередь, порой не знают своих воспитанников по именам – на восемь человек в детдоме полагается один воспитатель.

— Еще нужно обязательно ввести принудительное лечение, — продолжает Влада Соколова, — Сейчас у нас принудительно можно отправить на лечение только тех, кто младше 14 лет. За них согласие дает опекун.

А остальных подростков приходится уговаривать. Понятное дело, никто из них добровольно не согласится лечь в «психушку». Об этом говорит и директор детдома №4 Елена Красникова. Сотрудники наркодиспансера, которые регулярно наведываются в детдом для профилактических бесед с юными токсикоманами, просят ее поговорить с воспитанниками, убедить их лечь в больницу.

— Но как они могут меня послушать, если даже сами сотрудники наркодиспансера не в силах это сделать?! — недоумевает Красникова, — Поэтому у них в карточках чаще всего появляется запись «от лечения отказался». А в некоторых случаях даже «от беседы отказался». На этом все и заканчивается.

Астахов узнает

Сейчас петрозаводские волонтеры через социальную сеть «ВКонтакте» объединились в группу «Чужих детей не бывает». Ее цель – остановить распространение токсикомании среди подростков и воспитанников детских домов. Организаторы группы набирают добровольцев, готовых поучаствовать в акциях. Волонтеры собираются напечатать листовки и развесить их в общественных местах и раздать прохожим. Так они надеются привлечь внимание жителей города к проблеме.

— Когда видишь ситуацию изнутри, возникают вполне логичные вопросы: где дети взяли деньги, где купили клей, бензин и другие средства, почему взрослые проходят мимо, когда видят ребенка с «пакетом» в руках?- объясняют активисты группы. — Нужно повышать сознательность наших людей. Раньше человек бы не прошел мимо подростка с пакетом клея. А теперь мы на это даже и внимания не обращаем. Так быть не должно!

Пока волонтеры действуют, чиновники продолжают думать над решением проблемы. Они это дело любят — думать. А вот отвечать – не очень. В Министерстве образования Карелии комментировать ситуацию пока отказываются, ссылаясь на некую служебную проверку, результатов которой нужно дождаться. В Минздраве тоже не горят желанием обсуждать больной вопрос. Зато начальник управления образования администрации Петрозаводска Ирина Мирошник поделилась новостью: в ближайшее время все городские детские дома вместе с помещениями и землей будут переданы республике. И тогда финансирование вроде бы должно увеличится, и детей-токсикоманов можно будет отправить на лечение в специальные клиники. Правда, пока это лишь планы и предположения. А изменится ли что-то на самом деле, сказать сложно.

Уполномоченный по правам ребенка Марина Зверева уверена: на какой бы уровень не передали детский дом, работать с детьми будут все те же сотрудники. И вряд ли ситуация коренным образом изменится без дополнительной помощи:

— Кто виноват в случившемся? – задает риторический вопрос Зверева, — Мы все. И, в первую очередь, государство, которое не уследило за этими детьми. Они ведь стали токсикоманами задолго до того, как попали в детский дом. Значит, плохо сработали органы опеки, социальные работники. Они не заметили, что происходит с ребенком, что творится в семье. И просто закрыть их в каком-нибудь спецучреждении мы теперь не можем. Это ведь больные дети, а не преступники. Я вижу несколько выходов из этой ситуации. Во-первых, нужно усиливать воспитательную систему в проблемных детских домах. Нужны педагоги, которые бы не боялись работать с такими детьми. Эти подростки сейчас потому себя так свободно и чувствуют, что знают: взрослые ничего им не смогут сделать. Плюс нужно усиливать реабилитационную работу в детдомах, чтобы уже пролечившиеся дети не возвращались к своей дурной зависимости. Что касается конкретно детдома №4, то его комплектование на время нужно просто приостановить и дать коллективу время справиться с уже имеющимися проблемами, а не добавлять новых.

Что ж, очень мило, что чиновники признают свою вину. А готовы ли они нести ответственность? Ведь тот факт, что проблема, существовавшая годами, мягко говоря, плохо решалась, говорит об неэффективности работы конкретных лиц. Где же отставки и заявления об увольнении по собственному желанию, вызванные муками совести? Кто понесет ответственность за недавнюю гибель девятилетнего детдомовца Максима, получившего серьезные ожоги в состоянии токсического опьянения и так и не вышедшего из комы?

На следующей неделе в Петрозаводске пройдет конференция, посвященная правам детей. Принять участие в ней должен уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов.

Волонтеры собираются рассказать ему о проблеме с токсикоманией в детских домах. «Губернiя Daily» пристально следит за развитием событий.

Ксения Сорокина


загрузка...


Источник: http://gubdaily.ru/blog/article/republic/kto-vinovat-chto-siroty-stanovyatsya-toksikomanami/
Об обучении - еще:

Марк ферро. как рассказывают историю детям в разных странах мира

Реферат: география отраслей национальной экономики

Удивительная грелка-игрушка с вишневыми косточками для ребенка

В стерлитамаке состоялась презентация студии дошкольного развития «пеппи»

Обучение

Большая новогодняя елка из пластиковых бутылок



Copyrights ©2010-2013 astersoft.net :: Sitemap

По Русски Latviski English