Програмные Продукты
Учителям и Родителям
Конкурсы
Обратная Связь


Все круги ада и рождение двух моих вишенок!

загрузка...

*Девочки, здравствуйте! Сразу оговорюсь — мой рассказ будет длинным, но пишу скорее для истории, чтобы самой ничего не забыть :) Поэтому не обессудьте.

Мы с мужем, несмотря на довольно-таки юный по нынешним меркам возраст — 22 года, очень хотели детей, в принципе, за всё время наших отношений особо не парились на тему предохранения — как Бог даст. В августе начался отпуск, и местом отдыха мы в этот раз почему-то выбрали Одессу :) И она испытала на нас свой неподражаемый юмор, когда мы, раззадоренные чудесными летними ночами и свободой, занялись любовью на горе с видом на море..На следующий день я заказала в кафешке лимонный фреш, официант с округлёнными глазами переспросил: «Девушка, вы уверенны?» Игорь тоже меня не очень понял, но вкуснее этого сока я не пила никогда. Забавно, но так началась моя беременность, о которой мы тогда не знали, но, в силу обстоятельств, подозревали..)

… Утро первого сентября началось с двух ярких красных полосочек на тесте, а глубокой ночью с третьего на четвёртое сентября меня с резкими болями в животе доставили в отделение гинекологии 55ой больницы, где после узи мы сидели с мужем в коридоре и среди прочих диагнозов и записей прочли в заключении, которое нужно было передать дежурному врачу-гинекологу, — «многоплодная беременность». Сонный муж и заплаканная от боли и страха я, удивлённо уставились друг на друга. Игорь спрашивает: «Может, тут написано „одноплодная“? Просто почерк корявый?» Но что-то мне подсказывало, что так врачи обычную беременность не обозначают… :) Выходит врач, пробегает взглядом по записям узистки и говорит: «Поздравляю! У вас многоплодная беременность! Пройдите в кабинет на осмотр!» Я ошарашено спрашиваю: «А МНОГОплодная — это два, три, четыре — ?» Врач смеётся: «Два, два! У вас чётко визуализируются два плодных яйца!» Мы с мужем от растерянности пожали друг другу руки и поздравили друг друга в стиле Леонида Ильича Брежнева Сейчас вспоминаем и хохочем. Дальше был месяц, проведённый на сохранении, четыре предложения от врачей сделать мне чистку, мотив — «двойня — это так тяжело, вам же 22 года всего!» Куча измотанных нервов и как итог — я, не дожидаясь выписки, убежала оттуда, подцепив от врача (!) ОРВИ. К слову, врач из ЖК, узнав, где я лежала месяц, была в ужасе, назвав эту больницу абортарием (там действительно на чистку лежала каждая вторая).

Мне было сложно наслаждаться беременностью, т.к. она протекала непросто — три раза лежала на сохранении с угрозой, но ощущение двух жизней внутри меня придавало сил, и я была готова терпеть всё — ждала каждого узи с нетерпением, чтобы вновь увидеть своих крошек, в декабре узнала, что мы ждём двух девочек, и уже было видно, как сильно они похожи на папу! ПДР стоял на середину мая, но я чувствовала, что рожу гораздо раньше… настраивалась на ЕР, но в феврале одна малышуля уселась на попку, и врачи, учитывая мой анамнез во время беременности (апоплексия яичника в сентябре, киста, эрозия), пускать в ЕР не собирались, я смирилась и решила, что лучше хорошее кесарево, чем непредсказуемые роды с реальным риском для моих крошек.

Ночью 13го марта я проснулась от странной тянущей боли в пояснице, но будить мужа не стала, решила, что схожу в тёплый душ и пройдёт. Но не тут-то было… через четыре часа живот начало прихватывать, было ощутимо больно, и медлить больше не стали — в 4 утра сели в машину и муж повёз меня в роддом, как есть — взяла только зарядку для телефона и гигиеничку. Меня осмотрели, сделали узи, шейка матки была ещё закрыта, но сильно укоротилась, ктг показывал периодичные схватки, и было решено останавливать родовую деятельность — малышки были еще совсем маленькие, для них создавался реальный риск.Мне сделали уколы, способствующие раскрытию лёгких у малышей, подключили к гинипралу (хотя в прошлый раз эта капельница закончилась плачевно — давала запредельное давление), что вышло и на этот раз — через 8 часов на гинипрале тонометр выдавал 140 на 110, для моей гипотонии 90 на 60 это слишком. Переключили на магнезию. Я думала, что полежу дней 5 и поеду домой -к появлению малышек у нас еще ничего не было готово (( Но, как говорится, хочешь рассмешить Бога, — расскажи ему о своих планах. Домой мне уже не суждено было вернуться пузатой...

Через три дня пришли плохие анализы — в моче появился белок, давление не снижалось, несмотря на капельницу и кучу таблеток, мне постепенно становилось хуже, появились отёки… прошло 10 дней, из которых я два раза попадала в реанимацию с очень высоким давлением и болями в почках. 23 марта собрали консиллиум врачей, пригласили посмотреть меня даже Курцера М.А. (главного акушера-гинеколога Москвы), всё было уже запредельно плохо — постепенно не оставалось ни одного здорового органа — отказывали почки, начались проблемы с сетчаткой глаз, была увеличена печень… давление росло и периодически поднималось до 170, из носа постоянно шла кровь, в глазах была пелена и чёрные мушки, я напоминала раненного тюленя — отекла до неузнаваемости, тяжёлая одышка, пастозное, страшное лицо — бррррр… как вспомню… развивался тяжеленный гестоз. Врачи хотели увозить на кесарево — «за» были все, мне говорили, что я самый тяжёлый пациент сейчас в центре, что за эти дни все врачи уже знают меня по фамилии и имени, но я взмолилась, чтобы мне дали выходные принять эту мысль, попробовать ещё побороться (на удивление, малышки чувствовали себя прекрасно — узи, ктг, доплер — все показатели были хорошие). Марк Аркадьевич Курцер (святой человек!!!) — выслушал меня единственный — не как пациентку, а прежде всего как мать, как человека — нахмурился и дал указания отключить меня от капельницы магнезии, дать антибиотик и сильное мочегонное.Готовиться на кесарево во вторник, если будет давление выше 160 — экстренно кесарить. Не сочтите, что безмозглая дура, не спешите кидать тапки — если бы малышкам в животе было плохо, я не думала бы ни секунды больше и согласна была бы на всё, но им было хорошо, а я мечтала о том, чтобы кесарево стало не экстренной операцией по спасению меня и «извлечению из меня плодов», а РОЖДЕНИЕМ моих любимых ДОЧЕК! И я счастлива, что была услышана. О чудо — за выходные белок в моче стал снижаться, давление стабилизировалось до 130 на 90, что после 160ти было подарком. Меня решили ещё протянуть до тех пор, пока это будет возможно — нужно было подрастить малышек.

И я тянула.Я молилась дни и ночи напролёт, подарком Бога был каждый час и тем более — день, пока малышек можно было оставить в животе. Прошла неделя, а в ночь с 1 на 2ое апреля у меня резко ухудшилось состояние, меня опять увезли в реанимацию. Со мной был телефон и зажатый в руке поясок Богородицы. Ночь меня протянули, а к утру тяжёлая степень гестоза переросла в преэклампсию -предсудорожное состояние, грозящее за считанные минуты перерасти в отёк мозга. Мне перебинтовали ноги, даже не стали делать клизму, и экстренно повезли в операционную.Я успела позвонить мужу, крикнуть «срочно приезжай!!»

В операционной собралось куча народу. Оперировала зав. отделением патологии беременности и главный врач, я полностью им доверилась, ни одним врачам в жизни я так не доверяла! Со мной разговаривали анестезиологи, я читала молитву, крепко сжимая в руке поясок Богородицы, спешно переданный мне накануне — 1 апреля вечером — свекровью (ей его отдала матушка из нашего храма). По телу разлилось тепло, меня накрыли ширмой… я считала секунды и молилась «Только закричи! Только закричи!» прошло три минуты, может, пять — и тут на весь зал раздался возмущённый крик, — на свет появилась моя доченька Арина, я заплакала, видела, как её понесли на столик, столпилось куча врачей-неонатологов, и я перестала видеть происходящее. В голове опять завертелось «Умоляю, Господи, пусть закричит и Ксюшка, пожалуйста!!» Спустя несколько секунд раздался робкий писк разбуженного малыша — они уже в животике были разные по характеру — Аринка-пихучка, своенравная, на попу уселась, а Ксю толкалась всегда как-то робко, так они и закричали — Арина громко и недовольно, а Ксюшка так нежно, будто спрашивала «а что случилось? я ведь так сладко спала...»

Врачи удивлённо и радостно констатировали: «8/9 по Апгар! Первая 1 кг 900 гр, вторая 1 кг 870 гр!» Я плакала. Мне больше ничего не было важно — только эти два пищащих комочка. Дальше всё было в эйфорично — сонном мареве, меня зашивали минут 30-40, удалили заодно кисту. Потом помню, как открылась дверь операционной — и там, счастливейший, стоял мой Игорёчек, меня вывезли и он, со слезами на глазах, благодарил меня за дочек (Ксюшку гордо нёс сам!) Что-то быстро тараторил про то, как вкусно они пахнут, какие большие у них глазюки, и сто раз сказал, какие они красивые! В палату интенсивной терапии, как оказалось, ко мне приходили родители, сидел Игорь, я отвечала на звонки с поздравлениями, но — увы — ничего этого почему-то не помню ((( Через 6 часов меня подняли на ноги, я сделала три шага под руку с акушеркой и меня повезли в отделение вынашивания недоношенных -положили в палату прямо напротив моих деток.

А дальше… дальше начались новые круги ада. Сперва я отходила от операции, на 3ий день пришло молоко, поднялась температура под 40, по наследству от мамы у меня плохая грудь — тугая, небольшая, плохие протоки, начались застои и ночи, проведённые с акушеркой, пытающейся меня расцедить, молокоотсосом, физиотерапией — за многочасовое сцеживание получалось 35-40 мл молока, а моё состояние организма, убитого тяжелейшим гестозом, всё ухудшалось — он не справлялся, выздоровление остановилось и мне становилось всё хуже. Лактацию подавили — дали гормоны и перетянули грудь, из-за застоев в груди усиливался застой в матке, прекратились выделения, несмотря на окситоцин, матка была перерастянута двойней и не сокращалась. Через 1,5 недели после кесарева мне сделали вторую операцию — вакуум-асперацию, опять наркоз, в этот раз не совсем удачный — получилось ввести с 3 раза, до сих пор ноет позвонок… я была на пределе возможностей — месяц в больнице, я чувствовала, что угасаю… постоянно падала в обмороки, гемоглобин упал до 70, всё вертелось и кружилось — я опять жила, как и до родов, в сонно — болевом мареве, плохо помню происходящее, не могла толком даже отвечать на звонки и смс… всего раз 5 мне удавалось дойти до соседнего бокса с моими крошками, это придавало сил, но ненадолго — я никогда не была такой слабой, такой беспомощной и подавленной морально. Несмотря на то, что детки были сильно недоношенные, маловесные, они были уже готовы к выписке, но их не выписывали, ждали, когда я немного оклемаюсь. Врачи говорили, что я весь удар взяла на себя, а малышки здоровее всех — даже не попали в детскую реанимацию, на 6й день стали удерживать температуру тела, кушать и какать сами — без клизм и зонда. Этому я была счастлива безмерно, я готова была терпеть всё, только бы они были здоровы — ведь я хотя бы могу сказать, что болит, а они — нет.

После второй операции моё самочувствие пошло на поправку. И 20го апреля нас выписали домой!!! Теперь у меня куча диагнозов, до сих пор слабость и давление скачет туда-сюда, но, девочки, это того стоит!!! Это было самое тяжёлое время в жизни, но оно прошло, сейчас мы вчетвером дома — и эти два расчудесных чуда не дают думать о себе, о том, что ещё где-то очень болит, кружится голова и т.д. Себе уже не принадлежишь, и это прекрасно!!! В свои 22 мы с мужем справляемся с двойняшками сами, несмотря на всю тяжесть бессонных дней и ночей, и гордо можем сказать — мы — родители в квадрате!!!

Девочки, спасибо, кто осилил такой длинный рассказ. Ничего не бойтесь, я почти умирала, но скажу ещё и ещё — ОНО ТОГО СТОИТ!!! И я с удовольствием решусь на сыночка :) А кто его знает, вдруг с нашими способностями будет тройня..)))


загрузка...


Источник: http://www.baby.ru/community/view/126563/forum/post/66284828/
Об обучении - еще:

Конкурс "моя любимая книга"

Газпром газораспределение

Презентация "осень". д

Бизнес план центра раннего развития

Рекомендации по подготовке ребёнка к посещению детского сада каждому ребенку — свой режим!

Серебряные нити



Copyrights ©2010-2013 astersoft.net :: Sitemap

По Русски Latviski English